ВВЕ­ДЕ­НИЕ

Есть лю­ди, ко­то­рые спе­циа­ли­зи­ру­ют­ся на на­блю­де­ни­ях за пти­ца­ми, и есть те, кто по­сто­ян­но на­блю­да­ет за людь­ми, — не со­гля­да­таи, но ис­сле­до­ва­те­ли, изу­чаю­щие по­ве­­д­ение че­ло­ве­ка. Та­ко­му ис­сле­до­ва­те­лю в рав­ной сте­пе­ни ин­те­рес­ны и по­жи­лой гос­по­дин, ма­шу­щий ру­кой при­яте­­лю, и мо­ло­дая ВВЕ­ДЕ­НИЕ де­вуш­ка, си­дя­щая скре­стив но­ги. Он ве­дёт по­ле­вое на­блю­де­ние за дей­ст­вия­ми лю­дей, и «по­ле» его — по­всю­ду: это и ав­то­бус­ная ос­та­нов­ка, и уни­вер­сам, и аэ­­р­опорт, и угол ули­цы, и зва­ный обед, и фут­боль­ный матч. Вез­де, где лю­ди как-то про­яв­ля­ют се­бя, на­блю­даю­щий за ни­ми учё­ный уз­на­ет не­что но­вое о брать­ях по ра­зу­му ВВЕ­ДЕ­НИЕ и, в ко­неч­ном счё­те, о се­бе са­мом.

Та­ким учё­ным в той или иной ме­ре яв­ля­ет­ся ка­ж­дый из нас. Вре­мя от вре­ме­ни мы под­ме­ча­ем осо­бен­ную по­зу или свое­об­раз­ный жест и раз­мыш­ля­ем о том, что они оз­­н­ач­ают, но ред­ко при­хо­дим к ка­ко­му-ли­бо вы­во­ду. Мы мо­жем ска­зать: «Та­кой-то ме­ня сму­ща­ет, не знаю по ВВЕ­ДЕ­НИЕ­че­му, но это факт», или: «Она стран­но ве­ла се­бя про­шлой но­чью, прав­да?» или: «С эти­ми людь­ми я чув­ст­вую се­бя аб­­с­олю­тно рас­кре­по­щён­ной, они к это­му рас­по­ла­га­ют». Глуб­же мы не ко­па­ем. Ме­ж­ду тем серь­ёз­ный ис­сле­до­ва­­тель же­ла­ет знать, по­че­му воз­ни­ка­ют все эти чув­ст­ва. Он хо­чет по­нять, по­че­му мы ве­дём се­бя имен­но ВВЕ­ДЕ­НИЕ так, а не ина­че, и по­свя­ща­ет мно­го вре­ме­ни на­блю­де­ни­ям, ста­ра­­ясь взгля­нуть на лю­дей по-но­во­му.

Дан­ный под­ход не тре­бу­ет спе­ци­аль­ных зна­ний. Не­­о­бх­од­имо лишь по­нять ряд про­стых кон­цеп­ций, ко­то­рые и опи­сы­ва­ют­ся в этой кни­ге. Ка­ж­дая из них объ­яс­ня­ет кон­крет­ный тип по­ве­де­ния и то, как по­доб­ное по­ве­де­ние ВВЕ­ДЕ­НИЕ воз­ни­ка­ет и из­ме­ня­ет­ся. Ес­ли эти кон­цеп­ции ус­вое­ны, та или иная ма­не­ра по­ве­де­ния уже не по­ста­вит нас в ту­пик: мы смо­жем с уве­рен­но­стью рас­по­знать её и по­нять, что имен­но дви­жет людь­ми, ко­гда они встре­ча­ют­ся и взаи­мо­­де­йс­тв­уют друг с дру­гом.

Эта кни­га по­ве­ст­ву­ет о дей­ст­ви­ях, о том, как дей­ст­­вия пре­вра­ща­ют ВВЕ­ДЕ­НИЕ­ся в зна­ки, а зна­ки пе­ре­да­ют оп­ре­де­лён­ные со­об­ще­ния. Лю­ди как вид дос­тиг­ли боль­ших вы­сот в кон­ст­руи­ро­ва­нии ме­ха­низ­мов и в фи­ло­соф­ских раз­мыш­­л­ен­иях, но не уте­ря­ли жи­вот­но­го свой­ст­ва к фи­зи­че­ской ак­тив­но­сти. Имен­но те­ло­дви­же­ния со­став­ля­ют пред­мет ис­сле­до­ва­ний учё­но­го, на­блю­даю ВВЕ­ДЕ­НИЕ­ще­го за людь­ми. За­час­­тую че­ло­ве­че­ская особь не от­да­ёт се­бе от­чёт в соб­ст­вен­­ных дей­ст­ви­ях, а зна­чит, эти дей­ст­вия мо­гут мно­гое о ней по­ве­дать. Мы на­столь­ко со­сре­до­то­че­ны на сло­вах, что, ка­жет­ся, на­чис­то за­бы­ва­ем про те­ло­дви­же­ния, по­зы и ми­ми­ку, вы­даю­щие нас с го­ло­вой.

Сле­ду­ет до­ба­вить, что эта ВВЕ­ДЕ­НИЕ кни­га не яв­ля­ет­ся по­со­би­ем по чте­нию мыс­лей, даю­щим чи­та­те­лю воз­мож­ность воз­­в­ысит­ься над ок­ру­жаю­щи­ми. Ор­ни­то­лог на­блю­да­ет за пти­ца­ми не для то­го, что­бы на них охо­тить­ся. Точ­но так же учё­ный, на­блю­даю­щий за людь­ми, не поль­зу­ет­ся пре­­им­ущ­ес­тв­ами, ко­то­рые да­ёт ему по­ни­ма­ние мо­ти­вов их по­ве­де­ния ВВЕ­ДЕ­НИЕ. Да, объ­ек­тив­ный экс­перт по те­ло­дви­же­ни­ям спо­со­бен бла­го­да­ря сво­им зна­ни­ям пре­вра­тить скуч­ные по­си­дел­ки в ув­ле­ка­тель­ное ис­сле­до­ва­ние, од­на­ко глав­ная его цель — по­стичь при­ро­ду взаи­мо­дей­ст­вий ме­ж­ду людь­ми и по­ра­зи­тель­ную пред­ска­зуе­мость че­ло­ве­че­ско­го по­ве­­д­ения.



Ра­зу­ме­ет­ся, лю­бое на­уч ВВЕ­ДЕ­НИЕ­ное ис­сле­до­ва­ние опас­но в том смыс­ле, что ин­фор­ми­ро­ван­ные лю­ди мо­гут так или ина­че под­чи­нить се­бе лю­дей, ко­то­рые ни­че­го об этом ис­сле­до­­в­ании не зна­ют, од­на­ко в дан­ном слу­чае ку­да бо­лее ве­ро­­я­тно дру­гое: бла­го­да­ря зна­ни­ям мы мо­жем стать тер­пи­­мее друг к дру­гу. Осоз­нав смысл дей­ст­вий дру­го­го че­ло­ве­­ка, мы по ВВЕ­ДЕ­НИЕ­лу­чим пред­став­ле­ние о его про­бле­мах; уз­нав о при­чи­нах его по­ве­де­ния, мы, мо­жет быть, про­стим его вме­сто то­го, что­бы на­пасть.

Ме­ня час­то спра­ши­ва­ли, мо­гу ли я «улуч­шить» язык те­ло­дви­же­ний то­го или ино­го че­ло­ве­ка. Воз­мож­но ли, на­­пр­имер, пре­вра­тить пуг­ли­во­го скром­ни­ка в во­ле­во­го экс­­­тр­аве­рта, что­бы он про ВВЕ­ДЕ­НИЕ­шёл со­бе­се­до­ва­ние при приё­ме на ра­бо­ту? От­вет прост. Без­ус­лов­но, мож­но нау­чить че­ло­ве­ка поль­зо­вать­ся язы­ком те­ло­дви­же­ний бо­лее уме­ло. Кан­ди­­дат на ра­бо­чее ме­сто мо­жет «вы­зуб­рить» приё­мы, ко­то­­рые по­зво­лят ему про­из­ве­сти хо­ро­шее впе­чат­ле­ние, вы­­гл­ядеть ре­ши­тель­ным и уве­рен­ным в се­бе. Ма­лень­ким хит­ро­стям нау­чить лег­ко ВВЕ­ДЕ­НИЕ, и за по­след­ние го­ды (по­сле то­го как в 1977 го­ду вы­шло пер­вое из­да­ние этой кни­ги) по­­яв­илось мно­же­ст­во ис­точ­ни­ков, пред­ла­гаю­щих та­ко­го ро­да обу­че­ние. Но есть ли в нем смысл? Ес­ли вы на са­мом де­ле пуг­ли­вы и за­стен­чи­вы, зна­чит, ме­сто, ко­то­рое вы по­­л­уч­ите хит­ро­стью, со­вер­шен­но вам не под­хо­дит. Как толь­ко это ста ВВЕ­ДЕ­НИЕ­нет яс­но, вас уво­лят.

Воз­ни­ка­ет за­кон­ный во­прос: ка­кие пре­иму­ще­ст­ва да­ёт по­ни­ма­ние язы­ка те­ло­дви­же­ний на прак­ти­ке? На это я ска­жу, что вме­сте со зна­ния­ми мы об­ре­та­ем и уве­рен­­ность в се­бе. Чем боль­ше мы зна­ем о язы­ке те­ло­дви­же­­ний дру­гих лю­дей, тем луч­ше их по­ни­ма­ем. Они пе­ре­ста­­ют стра­шить нас, мы пе ВВЕ­ДЕ­НИЕ­ре­ста­ём ро­беть в их при­сут­ст­вии.

Они мо­гут нау­чить­ся скры­вать свои сла­бо­сти и не­уве­рен­­ность, но бла­го­да­ря то­му, что мы по­ни­ма­ем ню­ан­сы язы­ка их тел, эти лю­ди от­кро­ют­ся нам во всей сво­ей хруп­ко­­сти. Ко­гда мы пе­ре­ста­нем пу­гать­ся, наш соб­ст­вен­ный язык те­ло­дви­же­ний из­ме­нит­ся. Мы ста­нем вес­ти се­бя ме­нее на­пря ВВЕ­ДЕ­НИЕ­жён­но и бо­лее спо­кой­но не по­то­му, что вы­учи­­ли не­сколь­ко по­каз­ных приё­мов, а по­то­му, что нау­чи­лись ку­да луч­ше по­ни­мать ок­ру­жаю­щих.

На­ко­нец, сле­ду­ет под­черк­нуть, что нет ни­че­го ос­кор­­б­ител­ьн­ого в том, что­бы смот­реть на дру­гих лю­дей как на жи­вот­ных. Мы, в кон­це кон­цов, и есть жи­вот­ные. Homo sapiens — это вид при­ма­тов, био ВВЕ­ДЕ­НИЕ­ло­ги­че­ское яв­ле­ние, под­­ч­иня­юще­еся, как и лю­бой дру­гой вид, био­ло­ги­че­ским за­­к­онам. Че­ло­ве­че­ская при­ро­да — не бо­лее чем про­яв­ле­ние жи­вот­ной при­ро­ды. Бес­спор­но, лю­ди — жи­вот­ные осо­­бе­нные, од­на­ко лю­бой вид в чем-то от­ли­чен от дру­гих, и на­блю­даю­щий за людь­ми учё­ный мо­жет под­ме­тить в че­­л­ов­еч­еских взаи­мо­от ВВЕ­ДЕ­НИЕ­но­ше­ни­ях не­ма­ло ин­те­рес­но­го, ес­ли бу­дет пом­нить о том, что че­ло­век — это лишь зве­но в це­пи эво­лю­ции.


documentagkihyv.html
documentagkipjd.html
documentagkiwtl.html
documentagkjedt.html
documentagkjlob.html
Документ ВВЕ­ДЕ­НИЕ